Г.К. Макаренко: с ГАИ в сердце

Мы привыкли видеть их на дороге: в любую погоду они следят за порядком, регулируют движение, разбираются в обстоятельствах ДТП, проводят профилактические мероприятия и, куда уж без этого, штрафуют нерадивых водителей. На современных дорогах всё больше и больше машин, мотоциклов, велосипедов. Работы у сотрудника ГАИ всегда много…

3 июня исполнилось 80 лет со дня образования Госавтоинспекции в Республике Беларусь. Майор милиции в отставке Геннадий Константинович Макаренко двадцать лет своей жизни посвятил службе в ГАИ. На пять лет он старше любимой службы (свой 85-летний юбилей отметил 19 июня). Ему есть о чём вспомнить: ещё ребёнком своими глазами видел войну; в армии служил в морской авиации, за успешные операции награждён медалью “За боевые заслуги”; помнит, как в Управлении ГАИ Могилёвщины появился первый служебный автомобиль; был за рулём машины, сопровождавшей самого Машерова. Да что и говорить, автомобилисты со стажем, наверняка, помнят госавтоинспектора Макаренко на жёлтом “Москвиче”.

Геннадий Константинович Макаренко родился 19 июня 1931 года в Могилёве. Ему было всего 10 лет, когда началась война. Частный дом семьи Макаренко располагался на ул. Льва Толстого. Дети своими глазами через дорогу от дома видели танки и орудия, помогали нашим военным оттаскивать гильзы, ящики от снарядов. Распознавали по звуку военные самолёты, летающие на очень низкой высоте. От бомбёжек и перестрелок прятались в окопе, выкопанном прямо в огороде у дома.

Геннадий Константинович вспоминает, как в 44-ом году бегал с ребятами около кинотеатра “Чырвоная Зорка”. Немецкие зенитчики, стоявшие возле железнодорожного моста, сбили наш самолёт “ИЛ-10”. Дети видели, как он падал: возле церкви на Подниколье носовой частью ушёл в землю метра на два. Видели мальчишки и двух мёртвых лётчиков из того самолёта.

Макаренко помнит, как в районе Быховского рынка бомбили Могилёв, оборону в Буйничах... Сам неоднократно был на волосок от смерти. По его словам, всё запомнилось. И хоть 10-летняя ребятня до конца не понимала, что такое война, то страшное время до сих пор стоит перед глазами…

После войны Геннадий Макаренко отучился в средней школе. Закончил ремесленное училище на Плеханова. Работал токарем на заводе “Строммашина”; машинистом завода; водителем на предприятии, в Могилёвском автопарке, на станции “Скорой помощи”.

С ностальгией в голосе вспоминает Геннадий Константинович учёбу в могилёвском аэроклубе, где окончил курсы на механика, планериста и пилота. Неоднократно летал на учебно-тренировочном самолёте в Пашково. Вероятно поэтому, когда в 20 лет парня призвали в армию, сразу же направили на Север в морскую авиацию. Служил наш герой в отдельном морском разведывательном авиационном полку. Лётчики выполняли спецзадания на самолётах  “Каталина”, “Амфибия”. Техника была старая. Часто двигатели заклинивало, и самолёты загорались. Макаренко дважды был на волосок от смерти: когда загорелся самолёт над Баренцевым морем и когда ночью врезался в замёрзшую Северную Двину.

За службу в военной авиации Г.К. Макаренко удостоен медали “За боевые заслуги”, которая, по признанию владельца, самая ценная и дорогая его сердцу.

 

Отслужив три года в морской разведке, Геннадий Макаренко вернулся в родной Могилёв. О выборе профессии вопрос не стоял: “Я ГАИ всегда уважал. У меня отец шофёром автобуса работал. Частенько наблюдая за регулировщиками, которые работали возле моста, ловил себя на мысли, что хочу быть на их месте”, – признаётся Геннадий Константинович.

В областной Госавтоинспекции водителя первого класса Макаренко в июле 1967-го года на службу приняли сразу, присвоили звание. Первым местом работы инспектора дорнадзора отделения ведмилиции по дорнадзору УОПП УВД стала та самая площадка у Днепровского моста.

С июля 1969-го на протяжении шести лет Геннадий Константинович был старшим инспектором дорожного надзора отдельного взвода дорнадзора ГАИ УВД Могилёвского облисполкома. Отвечал за агитационную и пропагандистскую работу. Макаренко ездил по автохозяйствам, проводил там собрания и воспитательные беседы.

С познавательными лекциями посещал могилёвские детсады и школы, рассказывал детям о правилах дорожного движения. Ученики в благодарность дарили ему книги с памятными надписями. Стоит отметить, что Геннадий Константинович, к слову, сам отец двух дочерей, к подрастающему поколению относился с трепетом. Занятия в школах проводил с удовольствием и своих подопечных оберегал. “На Первомайской улице напротив первой школы был островок безопасности. Я всегда объяснял детям, которые шли в школу и переходили дорогу в этом месте: “Обождать можно на островке безопасности: ни один автомобиль сюда не заедет!” Как-то раз грузовая машина с третьего комбината на скорости выскочила на этот островок, детей чуть не задавила. Ребята мне об этом происшествии рассказали. Я директору комбината предложил провести беседу с водителями. Ворота закрыли. На профбеседу пригласили виновника, остальных водителей и ребят-очевидцев происшествия. Дети рассказали собравшимся об этом случае. Досталось тогда водителю от других шофёров! Такой вот мой метод воспитания” – делится воспоминаниями наш герой.

Поначалу Макаренко работал на мотоцикле, за ним закрепили “Урал” красного цвета с коляской. Вскоре он стал счастливым обладателем служебной машины. Синий “Москвич-402” был первым в УГАИ Могилёва. Геннадий Константинович помнит, как собственноручно с помощью трафаретов наносил на авто надписи “ГАИ”. С помощником на крышу закрепили обыкновенные динамики. Эта машина использовалась только для агитации и пропаганды: курсировала по центральным улицам областного центра. Через громкоговорящую установку сотрудник ГАИ предупреждал водителей и пешеходов о строгом соблюдении ПДД на проезжей части. Следующим служебным автомобилем Макаренко стал уже “Москвич” жёлтого цвета.

Почти 5 лет (1975-1980 гг.) прослужил Геннадий Константинович госавтоинспектором отдела внутренних дел Ленинского райисполкома г. Могилёва. Здесь его обязанности расширились. Помимо бесед и собраний в школах и коллективах, проводил технический осмотр транспорта, проверял техсостояние автомобилей при выезде из гаража на линию. Нерадивых водителей, не ценящих чужой труд, также мог остановить и провести воспитательную беседу. От зоркого глаза инспектора не ушёл, к примеру, курящий водитель, выбросивший пустую пачку из-под сигарет прямо на асфальт, или шофёр под завязку загруженного песком самосвала: песок кучами высыпался на дорожное полотно. Не любил Макаренко и водителей-нерях: “Спрашивать можно с водителей, когда ты сам можешь послужить примером. Свою служебную машину и собственный “Москвич-комби” только что платком носовым не протирал!” – заверяет майор милиции в отставке.

Не уважал Геннадий Константинович откровенное нахальство и жестокость на дороге: “Ехал я когда-то по ул. Космонавтов. Вижу: впереди мужчина на машине по шоссе кота гоняет. Меня не видит. В результате – кота задавил. Прижимаю его к обочине и спрашиваю, зачем совершил такую глупость. Затем задал ему несколько вопросов по правилам дорожного движения, – он не отвечает. Я права у водителя этого забрал и отправил его на пересдачу. Он год ходил, не мог сдать устный экзамен. Уже потом узнал, что нарушитель этот каким-то начальником оказался. Но это ни на что не повлияло. Нельзя быть таким жестоким…”, – сокрушается майор милиции в отставке.

Служба в ГАИ многогранна: вчера – детей сопровождали в пионерлагеря, сегодня – дежурят на дорогах, завтра – в кортеже высокопоставленных лиц. “Если детей сопровождали – ехали очень медленно и аккуратно. Как-то Петр Миронович Машеров ехал через Могилёвскую область на семинар по сельскому хозяйству. Мы его встретили на Минском шоссе и сопровождали до Гомеля. Я сзади на жёлтом “Москвиче” с мигалкой. Миссия была ответственная” – с ностальгией в голосе вспоминает Г.К. Макаренко.

С февраля 1980-го по август 1982-го гг. Геннадий Константинович служил старшим госавтоинспектором Центрального РОВД г. Могилёва. Верный выбранной профессии, честно контролировал правопорядок на дорогах Могилёва. К водителям-нарушителям Макаренко относился со всей строгостью, хоть среди знакомых слыл добрым и общительным человеком. Многие владельцы авто принципиального инспектора знали в лицо и боялись. “80-ые годы. За мной тогда закреплён был Центральный район Могилёва. Помогали общественники – гражданские люди. Они стояли вдоль улицы Первомайской, в районе универмага. У каждого был жезл: имели право останавливать авто. А я проезжал и контролировал. Если кого-то тормозили в центре города за превышение скорости, я таких нарушителей тестировал на знание ПДД. Они, конечно, в большинстве запинались. Водители между собой мои уроки обсуждали. Так, по Первомайской улице уже ехали не 60, а 40. Боялись, что общественники номер запишут”.

Перед пенсией Геннадий Константинович несколько лет работал старшим инспектором-дежурным отдельного дивизиона (позже - отдельной роты) ДПС ГАИ УВД. В марте 1987-го года вышел в отставку, пройдя путь от старшины до майора милиции.

Имеет ряд медалей и наград: медаль “За боевые заслуги” (за военную службу с риском для жизни), “За безупречную службу” трех степеней, ”Ветерана труда”, юбилейные медали.

Уже, будучи на пенсии, Макаренко участвовал в художественной самодеятельности, пел в ансамбле ГАИ. Гордится своей коллекцией книг и фильмов о войне.

Сегодня он полон воспоминаний. Удостоверение ветерана ГАИ в красном кожаном переплёте он справедливо заслужил: ведь значительную часть своей жизни посвятил службе в Госавтоинспекции.

Юлия Холомеева

Фото автора и из личного архива Г.К. Макаренко